Dream

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dream » [Комнаты Чистильщиков] » Комната Амати


Комната Амати

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Это помещение было неприглядным и серым поначалу - голые стены, чистое освещение, холодный пол. Но с приходом Оками тут всё переменилось. И маленький мирок в четырёх стенах приобрёл агрессивную яркость, когда рыжий притащил сюда пару вёдер краски - ядерно-зелёную, кислотную до рези в глазах, и чисто-чёрную. Первой он размалевал стены, небрежно, в порыве очередного помутнения рассудка, а второй покрыл потолок, чтобы не раздражал гнилой серостью. Затем понавесил на стенах какие-то то ли плакаты, то ли фото с психоделическими образами и выпотрошенными внутренностями. Где-то виднеются отметины от лезвия ножа, полоснувшего по стене.. Если хорошенько присмотреться, где-то удастся разглядеть мелкие кровавые брызги. Лампы пришлось затемнить из-за боязни яркого света, потому освещение теперь тусклое, но не неприятное глазу.
А что из мебели? Двуспальная кровать, дешёвенькая, но мягкая, застеленная чёрным бельём и покрывалом под цвет стен. А сверху часто накидан всякий хлам - мусор, оружие и куча пакетиков, шприцов или пробирок. Кажется, будто Оками и не спит на ней вовсе.
В другом углу - одинокое кресло, за которым валяются пакеты с едой на "перекусить" и ненужными вещами. На кресле же - снова наркотики, хлам и пустые бутылки. Да, чистый хаос. К тому же, под сидением кресла и под ним самим тоже нычки с наркотическим счастьем.
Никаких шкафов и комодов явно нет - только какой-то убитый железный ящик, куда Ам скидывает предметы одежды, не особо заботясь об их состоянии. Как раз там, под ворохом вещей, ещё один тайник, только там в свою очередь хранятся секс-игрушки, деньги, кое-какие драгоценности и всякая ерунда, которая поможет в приготовлении воистину адских коктейлей счастья.
Также имеется небольшая ванная комнатка, где есть лишь туалет, душевая кабинка и раковина. Над последней висит зеркало, но оно закрыто какой-то тряпкой, обесцвеченной от въевшейся много времени назад крови.

Отредактировано Amati Okami (2010-01-29 21:46:20)

2

О да, наконец-то эта чёртова музыка зазвучала! Просто до рыжего дошло, что нужно вставить вот тот штырёк от провода колонок в ту маленькую дырочку в корпусе плеера.
И теперь потоки психоделической музыки пролились в скудную, серую реальность вспышкой ярких ощущений, галлюцинаций и эмоций.
Теперь, когда хаотичные звучания слились в одну оглушительную волну, что, наверняка, музыку уже было слышно и за пределами не слишком хорошо звукоизолированной комнаты, Амати испытал очередной сильный приход.

И плевать на всё. Плевать на то, что весь этот хаос причиняет неудобства другим. Кто эти "другие"? Такие же члены серого стада.. Поголовье идиотов, которые не видели твоего мира. Мира иллюзий, красок, наслаждения, безумства.
А тут.. сплошная гниль! Проклятье..
Но сейчас.. Да, начала действовать кислота. И Respiro, которым, кажется, провоняла вся комната, наполняет тело лёгкостью, умиротворённым, но быстро накипающим, растущим восторгом и божественной эйфорией.
Да.. Вот это - счастье..

Он лежал на полу, раскинув в стороны руки, прикрыв глаза и сжимая между пальцев зажигалку, от пламени которой совсем недавно прикуривал сигарету. Без никотина, из серии тех, что уже умели синтетическим путём воспроизводить. Но их Ам не особо любил. А сейчас хотелось чего-то мерзкого, чтобы прочувствовать, насколько плевать на любую дрянь, лишь бы в кровь была впущена наркота. И да, Ам чувствовал!
И это было великолепно.
Счастливый оскал полностью доказывал это. А золотистые глаза, исполненные восторженным блеском, едва ли не светились безумием неподдельного довольства. Грудь парня мерно вздымалась на вдохе, но как-то обрывисто, резко опадала, когда рыжий выпускал из лёгких прозрачный воздух. Казалось, будто ему трудно дышать. Но это было вовсе не так. Просто очередная порция галлюцинаций не позволяет этого сделать.

Когда над головой парят полупрозрачные, фосфоресцирующие образы, переливаясь всеми цветами радуги, ты боишься дышать. Не хочется ведь, чтобы они устремились к тебе, а потом проникли в лёгкие и.. стали проедать твоё тело изнутри, разрывая плоть, дабы вырваться наружу, но уже алыми всполохами. Правда, тебе на данный момент плевать.. Тебе ведь хорошо. И страха нет..
Но всё же ты выдыхаешь стремительно и резко, рывками выталкивая воздух наружу, отчего иллюзорные видения взмывают выше, в воздух, а потом вновь начинают плавно опускаться. С тем кислородом, что ты вдыхаешь.

А вокруг по полу раскиданы пустые пакетики, какой-то одинокий шприц, пустой баллончик от небезызвестного спрея счастья. А чуть подальше, в стороне кровати, так же на полу, виднеется плеер с подключёнными к нему колонками. И единственным источником освещения служит горящий экранчик того самого плеера. Только толку от него никакого.
И царит эйфория..

3

-----> Комната Ши

Ши грузно топал по коридору, и каждый его шаг отдавался мерным стуком резиновой подошвы по металлу покрытия пола. Источник противного звука, который все-таки смел называться музыкой, даже какой-то определенной песней, приближался. Еще одна дверь, еще... И вот Ши уже стоял перед комнатой нарушителя спокойствия, который так потрепал его нервы одной только музыкой.
Да, сейчас Ши хотел преувеличивать. Ему нравилось злиться, нравилось злиться даже без причины. Ведь это было прелюдией к сладкому безумию. Вскользь Ши вспомнил, что эта комната действительно раньше пустовала. Значит, шумит новый Чистильщик, не знающий правил. Что ж, нужно просто рассказать ему их. Показать с последствиями и всеми вытекающими. И кто сказал, что Чистильщики должны быть солидарны? Внутренние разборки никто не отменял.
Ши пнул дверь ногой и ворвался в темную комнату.
- Какого черта?!
Но тут его решительность сменилась интересом. Желание набить морду хозяину комнаты не пропало, и даже не стало слабее, просто тут было так... необычно. Нет, Ши по прежнему ничего не видел, только маленький светящийся прямоугольник, который, предположительно, - экран плеера или телефона. Слабое и тусклое свечение вырывало из темноты лишь контуры незнакомца. Он лежал на полу, было слышно его дыхание, тяжелое и рваное, такое прерывистое, что Ши между делом подумал, что у того просто ломка. Но и это благородства не особо прибавило. Он протянул руку в сторону и включил свет. Все комнаты Чистильщиков были одинаковые по планировке, поэтому Ши заранее знал, где расположен выключатель.
Комнату заполнил блеклый, но приятный свет. Ши не мог не оценить интерьер, по всей видимости, самодельный.
"Что ж, хорошее вдохновение ловит."
Исписанные, нет, скорее, измазанные ядовитой краской стены очень даже неплохо смотрелись в таком освещении. Потолок был черным. И здесь царил хаос... Более того, чем-то воняло. А Ши, не подумав, сделал глубокий глоток воздуха, оказываясь рядом с парнем и рывком поднимая того с пола. Кажется, он кайфовал... Но ничего, кайф он еще успеет словить, и словить так, чтобы не мешать другим. Рыжие волосы Чистильщика были растрепаны и почти горели огненными красками, в руке тоже было что-то яркое, но в силу привычек Ши успел разглядеть все - зажигалка. В общем, он не был странным. Для Ши. Он просто был шумовой помехой, которую блондин был намерен устранить.
- Эй! - Ши хорошенько тряхнул парня за грудки. - Не то место ты выбрал, парень, чтобы проверять свои колонки. Кстати, они шипят. Сейчас я вырублю то, что ты называешь музыкой, своими гадами, а ты извинишься и скажешь, что никогда-никогда-никогда больше не врубишь ее.
Кулаки чесались уже давно, но Ши нужен был более веский повод. Для начала. Да и в его словах проскакивали нотки злости, и еще что-то такое... что само говорило "ну спровоцируй меня, спровоцируй".

4

Свет полыхнул слишком внезапно, окатив тебя волной неконтролируемого страха, ведь по сравнению с успокаивающей темнотой он кажется ярким.. Слишком ярким! И ты поневоле жмуришься, и образы пропадают. Их сжигает этот свет ко всем чертям.. Но ты не с ними, и потому ещё жив, тебя не сожгло.
Только какого хрена этот полёт?!..

Конечно же, будучи под дозой, Оками не сразу понял, что его подняли с пола. Просто как-то резко сменилась тьма на свет, потом на кислотно-зелёный оттенок стены, а потом и на чьё-то лицо, сперва представившееся каким-то блёклым пятном, и лишь затем начавшее изменять свои очертания на более чёткие. Впрочем, разве же это могло послужить чем-то? Ох уж эта невменяемость..
Вместе с тем Амати не понимал, откуда здесь взялся этот блондин, живой ли он или плод больного воображения. И что он говорит, рыжий тоже понимал с трудом. Речь превратилась в набор звуков, который издаёт магнитофон, зажевавший плёнку кассеты, и смысл этих фраз дошёл до сознания спустя какое-то время, жалкие секунды, показавшиеся наркоману вечностью. Мозг ведь всё ещё воспринимал речь, пусть заторможено, но этого вполне хватало. И очень уж этот смысл сказанного внезапным гостем не порадовало Ама.

Как он вообще смеет прерывать эйфорию своим присутствием? И какого же чёрта плюёт в лицо своё недовольство? Такая же особь серого стада?..

Мерзко хихикнув своим скрипучим голосом, парень ухмыльнулся, тем временем постаравшись твёрже встать на ногах, чтобы не держаться в вертикальном положении одними лишь усилиями светловолосого Чистильщика. Эта ухмылка могла разозлить, несомненно, но сейчас было плевать абсолютно на всё, кроме собственного кайфа, который незнакомец явно стремился прервать, раз уж заявился тут. Но чёрта с два он сделает это.. Пусть лучше изобьёт, сорвётся, но Оками не позволит тронуть плеер. Это ведь единственный проводник к его миру!

Музыка и наркотики - то, что даёт тебе реальность.
Музыка - проводник. Наркотики - ключ.
И как этот парень не поймёт, чего лишит тебя? Какого чёрта он вообще пришёл? Он же не должен знать о мире.. Или он враг? Хочет всё уничтожить? Ах, глупо..

- А что тебе так не нравится, серенький? - промурлыкал Амати, но голос его звучал резко, резал своим скрипом по ушам, а интонацией словно разрезал струны терпения, по одному, играя на нервах. Он сейчас считал незнакомца одним из стада в бесцветной реальности, а потому обращался к нему так. Непонятно.
Но пока он мог говорить, он говорил, широко скалясь, словно шут с подрезанными уголками губ для идеальной, бесконечной улыбки.
- Такой злой..
А голос-то спокойный, пусть насмешливый, ядовитый. Но спокойный ведь. Мурлыкающий даже. Без лести, без преклонения перед теми, кто давно здесь. Наркотик делал рыжего дружелюбным, и будь то не Respiro и экстази, то опытный Маньяк уже бы напал, руководствуясь безумием. Но не сейчас, не теперь..

5

Ши терпеливо ждал, когда этот рыжий парень сможет сфокусировать на нем взгляд. Ну точно, ему только что прервали кайф. И каких же Чистильщиков теперь принимают на работу... Ши поморщил нос, думая об этом и рассматривая лицо парня. Все читалось по глазам. Лишней уликой служили раскиданные в беспорядке комнаты пакетики и шприцы, с содержимым и без. Да этот рыжий даже не волнуется, что его мог поймать не Ши, а кто-то другой!
Его голос был похож на звучание заезженной пластинки. В целом приятный, но со скрипучими нотками, как будто сам парень теряет чистоту своего голоса, и ему заново приходится настраивать волну. Чего еще ожидать от того, у кого комната похожа на чилл-аут?
- Злой, как ты верно подметил, - кивнул Ши, отпуская парня пытаться стоять на своих двоих, и тут же двинул ему кулаком в челюсть. Может, от удара тот немного придет в себя. И вот что было странно... Ши даже успокоился. Наверное, это из-за того, что не было провокации, даже скрытой. А без нее становилось скучновато... И поэтому незнакомого парня хотелось расшевелить. И был способ одним выстрелом убить двух зайцев.
Ши нагнулся и взял в руки плеер. Провод, тянувшийся к колонкам, был длинный, и позволял выпрямиться, даже покрутить плеер перед глазами. Адское приспособление, порождающее такую ужасную музыку... Да, сначала Ши хотел разбить его, но теперь... теперь он понял, что парень ловит кайф от наркоты и музыки вместе. А значит, если сделать так - двумя пальцами Ши взял провод колонок и выдернул его из разъема плеера - то кайфа будет поменьше. Может быть, это даже взбесит незнакомца. Но Ши сделал то, зачем пришел, все-таки он избавил свои уши от мерзких ноток.
"Хоть бы меня с ним в пару на зачистку никогда не ставили..." - мелькнувшая мысль заставила Ши обернуться и посмотреть на рыжего снова.
- Эй ты, как тебя там.. мм... Это я забираю! - блондин прокрутил плеер между пальцев и сунул его в карман, предварительно выключив. - Чтобы ты снова не шумел ночью, и не действовал мне на нервы.
и Ши направился к выходу. Конечно, он получил не совсем все, что хотел, но напряжение хоть немного спало. И спать больше не хотелось. Это был единственный плюс незнакомца - он отбил всякий сон ко всем чертям и не позволил Ши этой ночью встретиться со своими внутренними демонами в кошмарах.

6

Удар, но.. такой слабый для этого безумного создания, что Ам даже не ощутил боли сквозь пелену наркотического дурмана. Лишь лёгкий дискомфорт. К тому же, будь Амати даже в полном здравии тела и сознания, его мало взволновал бы такой удар.. Он ведь мог вытерпеть и не такое. Вспомнить хотя бы те "невинные" развлечения, коими они предавались с Хозяином.. Но всё же встреча с кулаком блондина бесследно не прошла, и Оками отшатнулся, сделав широкий шаг назад, чтобы устоять на ногах как можно твёрже, что при нынешнем его состоянии и без того сделать было непросто. Но, чёрт побери, этот парень своим упрямством отличался, и сейчас, кажется, оно и включилось. Как раз вовремя.

Ты так и не понял, что произошло, и почему в глазах помутнело на мгновение, а пол норовил вырваться из-под ног и ускользнуть от тебя. Не понял и того, почему вдруг прервалась мелодия твоего мира.
Словно.. Просто захлопнули дверь в него перед самым носом, да оттолкнули, как последнюю тварь. И мир твой вот-вот скроется, и не останется ничего, только серость, сплошная, проклятая серость!..
Нет!

- Стоять, - голос парня прозвучал тихо, но твёрдо, когда незнакомец уже почти подошёл к двери, дабы покинуть комнату. В нём не было ни единой повелительной нотки, но интонация казалась поистине пугающей. Не для таких, как Ши, естественно, но она пробирала до костей ни одно разумное создание.
Может быть это и смешно выглядело - немного дезориентированный наркоман, который едва стоит на ногах, собрал свои силы на пару фраз, и теперь с трудом, но словно яд выпускал эти слова. Сам он не слышал своего голоса.. Ему казалось, что это просто шевеление губ. Но он говорил.

Если Чистильщик заберёт это маленькое приспособление, с которым Плачущий не расставался никогда, то кому в данном случае будет хуже?..

Ха, тогда музыкой станут крики умирающих жертв! И ты будешь перерезать им глотки прямо под дверью этого наглеца.. Тогда уж он точно не уснёт! И.. лучше ему найти иной способ заглушить эйфорию, нежели забрать у тебя плеер..
А вдруг музыкой станут и его крики?
Вдруг..

- Верни его.. И тогда не придётся сожалеть.

7

Ши сделал правильный выбор. Плеер действительно отправлял рыжего парня в мир нирваны и эйфории, обычная наркота без него тускнела. Вот он снова подал голос. Но теперь уже более уверенно, теперь ему было не все равно на присутствие в комнате Ши. Ши остановился у двери, не поворачиваясь к парню, и улыбнулся своим мыслям. Редко чутье его подводило. А парень уже начинал угрожать... Какой интересный поворот событий. Действительно, интересный. Ши сам не очень лоюбил чесать языком, он предпочитал слову дело.
Поэтому сейчас медленно повернулся, опираясь спиной на дверь и поднимая плеер на уровень глаз, показывая парню, что с ним все в полном порядке. И снова прокрутил вещицу между пальцев.
- Хочешь это? - улыбка скользнула по губам Чистильщика, а светлая челка скрыла глаза. Вот и ночное развлечение. - Тогда возьми, он же твой, а я не имею права его у тебя отбирать. Или нет... Или... Или я не имею права выдергивать тебя из твой эйфории?!
Ши почувствовал легкий укол адреналина. Но совсем не такой, как тот, который сам вводил себе, чтобы не заснуть. Этот адреналин был настоящий, родной... он был приятнее и сильнее искусственного, от которого только синяки на сгибе локтя остаются. И пусть даже сейчас он почти не заметен, но он есть, и он уже заставляет Ши трепетать в предвкушении дозы своего собственного наркотика.
А если рыжий откажется?
А вот от этой мысли по телу пробежал холодок. Он только начинал нравиться Ши. Хоть и сейчас дурь застилает его глаза и здравый смысл, но Ши чувствовал, что внутри он совершенно неуправляем. Что он... такой же?
"Не торопись с выводами. Максимум - похожи. Но все решит он сам..."
- Ну так что? Хочешь назад свою игрушку? - с явным вызовом в голосе. И Ши было все равно, что он не на своей территории, и в случае чего придется играть по правилам рыжего. Но плеер Ши отдавать не собирался. По крайней мере сейчас. Хотелось многого... Хотелось проверить, на что способен незнакомый парень, ведь его угроза была такой многообещающей. Хотелось больше веселья на ночь. Хотелось, черт побери, никогда больше не услышать эту ужасную и такую громкую музыку... Тем более, тут уже был замешан азарт.
Быстро пробежавшись по губам языком, положил руку на дверную ручку, опуская ее вниз, тем самым показывая что время для принятия решения истекло. А давал ли его Ши? Нет, конечно, нет.

8

То, что плеер так близко, что можно его разглядеть, так чётко, до последней царапинки на потёртых боках корпуса, когда вокруг всё мутнеет и плывёт, но его не достать, не приблизившись, действовало на Амати, как красная тряпка на быка. Так же бурно, дразняще, но раздражающим фактором оставалась лишь эта невозможность заполучить свою вещь обратно и сиюминутно. А состояние парня.. Если и сравнивать его с быком до конца,то он оказался бы столь же слаб, как если бы в его спину вонзались проклятые острия копий, какие использовали на корридах, когда те ещё существовали. Но здесь всё проще, ведь нет боли, а лишь желание вернуть чёртов плеер..

И этот воздух.. Такой горячий, раскалённый воздух. Он уничтожает..

Да и на ногах стоять пока реально.
И не только стоять...

Слова блондина скользнули уже мимо слуха Амати, потому что буквально мимолётного соблазна хватало, дабы заставить его расшевелиться. И именно таким искушением оказался призыв Ши, с явным вызовом в голосе, с издёвкой, ядовитой и хитрой.. Сейчас Ам услышал бы этот саркастичный яд, даже если бы его не было вовсе. Даже если бы были заткнуты уши. Или если бы в них залили обжигающую влагу расплавленного металла. Но он бы уловил его. Не на уровне слов. На уровне мыслей, взглядов и языка тела.

Эти глаза.. Наблюдают, изучают, но смеются. Смеются злорадно и дерзко. И улыбка тоже смеётся, но не так заметно, а лишь прячется от взгляда, расплываясь в белом пятне лица.
Над тобой ведь смеются, ублюдок! Над тобой! Ах.. Пришло ли время скалиться в насмешке, когда приходишь в логово угрозы?
Но то не оскал тела. То оскал души.

Отключилось и понимание человеческой речи, и способность мыслить. В такие моменты Оками становился истинным зверем в человеческом теле, которому незнакомы понятия чести и сострадания. И пусть ярость его притуплена была наркотиком счастья, она не исчезла и не испарилась, поселившись под коркой головного мозга и вцепившись маленькими, острыми коготками в сознание, упорно и жадно.
Нет, он не посмеет..
Губы вновь растянулись в усмешке, но скоро та превратилась в оскал, щеривший сероватые острые зубы.
Ну как он не понимает?..
Да, ты не позволишь ему забрать твой драгоценный ключ к иным мирам..

Рыжий звучно фыркнул в смешке на этот раз отвратительно наглом, и, не говоря больше ни слова, потратил жалкое мгновение на то, чтобы собрать силу в мышцах ног и оттолкнуться ими от пола, а в следующую секунду стремительно метнуться к светловолосому незнакомцу. И для его прежнего состояния была просто удивительна такая прыткость. Но ведь Ам не прост, и его безумие всегда дарило новые силы, просто толкая в пучину адреналинового водоворота и жажды уничтожать.
Его целью в первую очередь стало отвлечь парня от двери, чтобы он точно уж никуда не сбежал. Отрезать пути к отступлению, как часто случалось, если Плачущий загонял жертву в угол, а потом вершил свою кровавую расправу, упиваясь чужими мучениями в предсмертном страхе. Но сейчас ситуация не та.. Да и расклад.. Да вот только об этом Ам явно подумать не смог. Ведь совсем лишился разума. Идиот психованный..

Но всё же, не замедляясь, рванул немного в сторону, дабы оказаться немного сбоку от Ши, и оттолкнуть его от двери. Пока даже не стремясь нанести значимый ущерб - ещё успеется. Но зато, будучи на достаточном расстоянии, удар плечом мог бы помочь добиться главной цели, разделив блондина с дверной ручкой хоть каким-то расстоянием, и даже не промахнуться.

9

Рыжий не заставил себя ждать и пулей кинулся вперед, к Ши, спасать свой плеер. Но кто же ему его просто так отдаст? А этот парень был довольно быстр... Если учитывать то, что он под кайфом, то как же быстро и ловко он может двигаться, когда проходит его наркотическое опьянение? Ши вспомнил, что его все заботил вопрос о наборе кадров. В мыслях он признавался себе, что сам бы не дал рыжему работу Чистильщика... нет, Ши не считал свое положение в Корпорации каким-нибудь престижным, почетным, ответственным, он занимал самую низкую должность в Дриме. Вернее, одну из самых низких. И контингент сотрудников был тщательно подобран и отсортирован, а этот любитель громкой музыки совсем в него не вписывался... И именно поэтому Ши обманулся на его счет. Но теперь он видел, что его не пришьют на первом же задании, он просто не позволит никому это сделать.
И парень нравился Ши все больше. И от этого блондин испытывал еще более сильное удовольствие бесить его, играть с ним и раздражать.
"А что ты еще можешь?"
Как быстро он пришел в себя (условно говоря), так же быстро рванул на Ши и... закрыл дверь. Конечно, Ши понял, что этот маневр был предназначен для того, чтобы уж точно не упустить плеер. Конечно, правильно, но...
- Открылся. - В такие моменты Ши обычно ограничивался словами или фразами, которые можно произнести на одном дыхании. Но когда безумие захватывало разум, словесный поток было почти не остановить.
Ши ушел из-под удара-толчка плечом, позволяя рыжему отрезать себе все пути к отступлению, это не страшно. И одним плавным, но быстрым движением оказался у него за спиной, тут же, не теряя ни одной драгоценной секунды и даже не размахиваясь, атаковал сам. Жалеть рыжего никто не собирался, а Ши и не умел, он всегда дрался в полную силу, даже если то, что происходит сейчас, дракой назвать нельзя. Тем более, не хотелось играть в поддавки и оскорблять парня этим. Удар ногой обрушился на его открытую спину ближе к пояснице. Теперь Ши находился ближе к центру комнаты, а парень - у двери.
"Хах, поменялись местами?"
В руке был по-прежнему зажат чужой плеер. Сердце стучало сильнее, но пока рано, пока нельзя... Потом будет слаще... Только не сейчас, не интересно... Яркие психоделичные стены комнаты смешались в ядовитый коктейль цветов, кружа вокруг двоих пестрой каруселью. Приглушенный свет мягко ложился на них, а черный потолок больше не давил сверху.
"Кажется, я начинаю понимать твой кайф, парень. Но этого все равно мало и не достаточно."
Главное - не наступить на какую-нибудь вещь из множества разбросанных на полу, на кровати... по всей комнате.

10

Для Ши ведь это и впрямь была игра. Обычная игра, в которой можно посмеяться над слегка ослабшим рыжиком, не позволяя ему так просто забрать то, что по праву ему принадлежит. Обычно так дразнят малышей более старшие дети, отбирая игрушку и поднимая высоко на вытянутой вверх руке, чтобы им не дотянуться и не отнять. Только здесь всё было не так сложно.. Здесь Ам мог достать, да и ещё как, стоит только немного постараться.

Но даже сейчас Оками пусть на самую малость, но своего добился - отрезал путь к отступлению, но почему-то до сих пор был в святой уверенности, что блондин никуда уходить и не намеревался. Возможно, хитрил, чтобы раззадорить. Но уж точно не желал сбегать и не допускал такой мысли - заметно по взгляду, насмешливому, заинтересованному, но уверенному.

А что до того положения, в котором оказались теперь эти двое, то Амати умел выжидать удобный момент. И этот удар, как и нанесённый незнакомцем ранее, был незначителен для парня, умевшего прекрасно выдерживать и нечто намного более серьёзное и болезненное.
Так как Ам после рывка оказался лицом к двери, а быстро отошедший Чистильщик атаковал сзади, то естественно, что Бестия по инерции ещё подался вперёд, и уже впечатался было в стену, но всё же успел выставить руки перед собой, а потом, согнув их в локтях и даже слегка коснувшись грудью холодной поверхности, прильнув к ней, выпрямить быстро, придавая своему телу скорость. И, управляясь с этой энергией, развернулся не менее резко. И опора в виде стены позволяла придержаться за неё, выровняв направление и не позволив потерять равновесие, что вполне реально было при таком опьянении и дурмане.

Вот чёрт, далеко, и не попадёшь так просто.. Фак, мутит, очень противно мутит! Всё из-за него.. Он ведь забрал у тебя опору. Музыку. Силу..

Теперь стоя спиной к двери, упираясь в неё согнутыми руками, прислоняясь ладонями, он устремил свой взор на противника. Ведь можно его так назвать? Раз их общение вышло за рамки издёвок и слов. Хотя.. Для них это было чем-то вроде своеобразного общения, и не обязательно как проявление агрессии. Просто язык тел. А бой - красивое их взаимодействие. И даже если принимаешь удар, то ты не в проигрыше. Ты просто выслушиваешь чужие "слова" в нём. В этом ударе.
Оттолкнувшись от несчастной двери снова, Ам сделал ещё один рывок. И со стороны показалось бы, что стоило ему прийти в движение, и вся его слабость отходила на второй план. Потому что в ногах появилась твёрдость, а в глазах расчёт, да только не холодный. В золоте глаз разливалось заинтересованное пламя, искрами переливаясь в радужке. Безумное такое, пытливое пламя. Огонёк такой. Игриво жгучий.

Теперь уже пришло время удара. И, не зная таких понятий, как элементарный этикет боя, ибо жизнь познать такое не позволила, он каждый раз шёл на хитрость. Словно замахнувшись для удара, отводя правую руку назад, метнулся к Ши, и, прочувствовав тот момент, когда тот при желании смог бы достать его ударом ноги или кулака, вновь резко ушёл в сторону, проскакивая вперёд. Будто не рассчитал, когда нужно остановиться, запутался, пролетел мимо.. Ан нет! Потому что затем, быстро пригнувшись, с разворота выкинул ногу назад, делая подсечку.

11

Парень понял Ши. Это действительно было похоже на диалог, вызывающий и непонятный никому, кроме них самих. И больше ничего не было нужно. Бой был похож на танец, а удары и выпады на грациозные па. На слова за или против оппонента. Ши прочитал это в глазах парня, в них зажегся огонек заинтересованности. Любой другой бы на его месте не думал ни о чем другом, кроме как отобрать плеер. Но этот парень... Плеер для обоих выступал чем-то вроде начальной, а теперь уже второстепенной причины. Действительно, сначала Ши и правда хотел отобрать плеер, чтобы не слышать больше этой громкой музыки, а теперь все свое внимание он отдавал незнакомцу, и целью его был уже именно он.
"А я ведь даже имени его не знаю..."
И узнать его захотелось сейчас же, немедленно. Но пока не представлялось возможности.
Ши ждал. Рыжий оттолкнулся от двери и рванул на него. Обмен пробными ударами был закончен, и Ши решил атаковать его синхронно, чтобы этот маневр сбил парню все планы. Не мог же он просто стоять и ждать знакомства своего лица с кулаком рыжего. А в том, что ударит он именно в челюсть, Ши был абсолютно уверен. Парень отвел руку назад, как напряженную пружинку, чтобы потом резко выкинуть ее вперед... и тогда Ши будет не очень приятно. Он мог парировать удар, мог блокировать или увернуться, но нельзя позволить противнику отобрать инициативу.
Поэтому Ши тоже рванул на рыжего, но тут случилось то, к чему Чистильщик не был готов, о чем он даже не думал. Парень пролетел мимо него, как только Ши собирался нанести удар. На мгновение Ши показалось, что из-за наркотического дурмана рыжий просто не рассчитал расстояние.
Повернулся. Парень будто исчез. На самом деле, он просто пригнулся, но Ши слишком медленно отреагировал на подсечку, за что и поплатился, не удержавшись на ногах и падая на пятую точку. Мысленно матеря ловкого наркомана, Ши почувствовал, будто внутри у него разливается лава. Жаркая и горячая, всепоглощающая, но эта была не злость, злость Ши давно уже не испытывал. Это была и не обида от пропущенного удара, ничего такого... Ши очень хорошо знал это чувство. По телу пробежала легкая дрожь, словно прелюдия перед чем-то более приятным и сильным.
- Я заметил... - Ши не узнал собственного голоса, - ...что ты даже не пытаешься избежать ударов, а принимаешь их на себя.
Ши поднялся в пола, пока позволяли, но сам пока не нападал. Хотя ему уже не терпелось возобновить прерванный падением бой. Рыжий тоже был не так прост, он не лез на противника так слепо, как это делал Ши. А Ши сейчас было уже практически все равно, он с удовольствием поддался искушению безумия.
- Почему? - продолжив этим вопросом свою предыдущую фразу, Ши снова пошел в нападение. Чтобы подняться ему нужно было всего пару мгновений, которые блондин все равно пытался сократить.
Но ведь Ши действительно была интересна техника рыжего. И ему вообще нравился этот изучающий бой. Парень больше не раздражал и не нервировал. А если он тоже приветствует нестандартные способы знакомства, то вообще шикарно... Кажется, в этом они друг друга понимали.
Оказавшись в шаге от парня, Ши протянул руку и дернул его к себе за талию, но не прижимаясь и касаясь его только ладонью. Спокойствие было ложным. Ши мог атаковать в любой момент, который посчитает нужным. И он знал, что и парень терпеть не будет, и наверняка сейчас тоже выбирает пару необходимых секунд. К этому Ши был готов. Он незаметно сжал пояс его штанов, заранее препятствуя сопротивлению. Просто Ши хотелось посмотреть ему в глаза... Он считал что нужно подойти совсем близко, чтобы суметь заглянуть поглубже.
- Как тебя зовут?
Вопрос все крутился на языке, и теперь, наконец, был озвучен. Правда, Ши и не рассчитывал получить на него ответ. Синие глаза встретились с золотистыми. И показалось, что тонуть в этой безумной бездне можно вечно, не заботясь о времени и происходящем вокруг.
Но так только показалось. У Ши было собственное мнение по этому поводу.
"Что ты будешь делать?"

12

На этот раз Ам всё же не промахнулся, даже притом, что на этот манёвр он рассчитывал не слишком уж сильно. И всё же цель была достигнута - блондин потерял равновесие, неизящно, но и не нелепо приземлившись на задницу. В этом рыжий удостоверился уже когда поднялся с пола, быстро выпрямившись в полный рост и отступив на шаг назад от Чистильщика. Инстинкт подсказывал, что лучше дать подняться, иначе если не успеть подступиться для атаки, когда парень будет на полу, то тот применит какой-нибудь хитрый трюк в ответ. Сам ведь тысячу раз так делал, оказавшись на земле, когда уже вот-вот начнут добивать ногами, а ты не позволяешь, не даёшь этого сделать, атакуя первым. Лишь потому Оками не спешил, наблюдая за незнакомцем, которого сейчас уже можно было с уверенностью назвать противником. Да и плеер всё ещё был у него, чёрт побери.. Значит, схватка продолжится, пока он не отдаст эту маленькую вещицу. Или, быть может, пока они вдвоём не наиграются друг с другом? Им ведь нравилось это, и не скрыть, не запихнуть это наслаждение в дальний угол сознания, не погасить огонь азартного довольства в глазах.

Услышав его слова, а, точнее, заметив их по шевелению губ, Бестия склонил голову на бок. Он говорит? Или.. Или нет? Сейчас разум отошёл на второй план, и слишком сильно притупились все человеческие качества, позволяя инстинктам порезвиться на славу. Но всё же мозг не дремал, и пусть медленно, но воспринимал произнесённые Ши слова, обрабатывая информацию лениво и неспешно. Зато было забавно наблюдать, как Амати, словно заинтересованное животное, наклонил голову в сторону, отчасти скрыв глаза огнистой чёлкой, и прислушивался к человеческой речи с любопытством в янтарных глазах. Да вот только ответить не успел - Ши уже поднялся с пола и вновь пошёл в наступление, вскочив с пола и рванув нему. Да, Ам конечно, попытался отскочить назад, и даже отдалился на метр, но и блондин был ловок, не дал ускользнуть. Да вот только не ударил, нет. А поймал. Этого уж не мог ожидать уже Оками.
Да уж, отомстил незнакомец за ту уловку, при помощи которой рыжий заставил его поздороваться с полом.

Оказавшись.. кхм, скажем, обнятым за талию, Ам прогнулся в спине, немного назад, словно сокращая расстояние между их лицами, но не между телами. И это, быть может, к лучшему - блондин при таком раскладе и не слишком сильно почувствует совсем лёгкий аромат спиртного, употреблённого рыжим некоторое время назад. Теперь его взгляд уже был куда более осмысленным - явно заработал мозг, и теперь уж сознание и здравый смысл мешался с инстинктами зверя.
- А какого же чёрта жалеть эту бесполезную оболочку? - с кривой усмешкой проговорил Амати всё с той же ядовитой интонацией, но не с насмешливой, а, скорее, игривой, затем пройдясь языком по тонким губам. Он всегда использовал всё своё тело в схватке, и редко когда жалел его. Подставлялся, не боясь боли, не боясь и последствий. Он всегда пользовался им, не боясь влезать даже в самую грязь своих проблем. Не боялся и отбросы городской жизни. Всё мог пройти с этим телом.. Правда, в таких подобиях размышлений часто чувствовал себя законсервированным в нём. - Сбегать от удара - значит, бояться боли. А это не про меня.

Но, рыжий ведь сам не был так уж доверчив и глуп, чтобы не принять этот завязавшийся обрывками разговор за отвлечение. И, собственно, аналогично его используя, рукой он как можно незаметнее скользнул к карману джинсов, где находилось излюбленное им оружие и лучший друг - чертовски острый нож. А взгляд.. Он не оторвал его от глаз Ши, не разорвал этот проникновенный визуальный контакт, с хищническим прищуром устремляя взор на него. Имя? Зачем ему знать имя?..
Хотя, чёрт с ним, ведь рыжий его не скрывал. Он был безызвестен под ним, а популярность доставалась лишь Плачущему Маньяку, безумцу и убийце, грозе ночных переулков. Да вот только та его личность была не раскрыта, и бояться нечего. Потому он не опасался представляться.
- Амати Оками, - эти слова уже были произнесены с лёгким шипением в голосе. Теперь рыжий походил, скорее, на змея, гибко изогнувшегося назад, чуть ли не знаком вопроса, и для пущего эффекта оставалось только поиграть языком, высунув его на манер пресмыкающегося. Только от этого парень воздержался явно.
А рука его тем временем уже давно добралась до заветного клинка, вытянув за краешек рукояти и заключая его в кулаке, пряча даже от бокового взгляда, который мог бы заметить маленькую хитрость Бестии. Да только вот было ли целью его наносить удар ножом? Если бы так оно и было, он бы не медлил. Своим терпением Ам не отличался. А безрассудством - напротив. И потому рыжий даже подступил ближе, едва ли не соприкасаясь телами. Хотелось ещё немножко поиграть.

13

Уверенности у Ши только прибавилось, когда парень попытался отстраниться. Вернее, отодвинуться от него, почти отворачиваясь, но не прерывая зрительного контакта. Ши смотрел очень внимательно, мгновенно выцепляя особенности и детальки своеобразного собеседника. Со стороны такой взгляд мог показаться маниакальным, но на самом деле это было не так, Ши о таком даже не думал. Ему казалось, что они ведут себя вполне нормально.
- Имеешь право.. Амати. - Назвав имя рыжего, Ши будто пробовал его на вкус, запоминая даже фамилию. Или это была кличка? Но если фамилия, то весьма звучная.
"Сбегать от удара по-твоему - бояться боли? Что ж, как скажешь."
- И я польщен, - Ши попробовал изобразить смущение, резко дернув парня к себе ближе. У него не очень получилось. Сарказм спрятать все-таки не удалось. - Не парируя, не блокируя и не уворачиваясь от ударов ты делаешь своему противнику большой комплимент. Мм...так приятно, когда твой удар достигает цели. Чувствовать это упругое сопротивление чужой плоти своим кулаком, голень приятно ноет от прямого или скользящего в ребра... А тебе хочется еще. И ты знаешь, что твой противник ни за что не отвернется, знаешь, что он будет терпеливо сносить удар за ударом, только лишь кровь сплевывая на пол и упрямо возвращаясь на исходную. А ты улыбаешься, и снова бьешь...
Да, это личное описание Амати определенно нравилось Ши. Не терпелось уже его испробовать. Но в то же время не хотелось рвать этот тесный контакт, пленительный не только глубиной глаз рыжего, а еще его теплом, его запахом. Вот теперь Ши мог понять его на своем особом уровне. От него веяло опасностью. Очень ценное качество, но признавать это Ши пока не спешил. Чутье дало подсказку как раз в тот момент, когда Амати сдал в руке нож. Ши помогла многолетняя практика, которую он и называл чутьем. Довольно рискованный со стороны рыжего ход. Может, в голове у него не только дурман, а еще и мозгов немного осталось? Если так, то они подбросили ему идею или даже план. Ши считал, что в другой ситуации нож бы не понадобился.
Он все равно приблизился к самому уху Ама, как бы тот ни старался изогнуться и отстраниться. Блондин тоже заметил его сходство со змеем - из-за шипящих ноток в голосе, из-за позы и, опять же, из-за его глаз. Поэтому мысленно Ши дал ему прозвище, которое тут же озвучил.
- Он тебе не понадобится. Змееныш. А я Ши.
У Ши получилось сказать это с интонацией самого Ама, так же холодно и шипяще.
"Интересно, а вот говорится... Пригрел на груди змею. К нам сейчас это относится?"
Но узнавать, собирается ли Ам вообще пускать в ход нож (раз достал - значит, собирается. Но кто его знает), Ши не хотел. Вдруг он сам подался назад так же резко, как и сначала дернул к себе своего противника. И теперь уже он его не держал. Молниеносно Ши вскинул руку в сторону и в коротком ударе опустил ее на шею Амати ближе к плечу ребром ладони. И если этот удар был проведен правильно, то есть, пришелся в определенную точку над ключицей ближе к шее, то он должен был контузить, обескуражить, словом, выбить мироощущение не несколько долгих секунд.
- Думал, не замечу? Нетронутым эти фокусы показывай, они оценят, - хмыкнул.

14

Да, Оками прямо почувствовал в этих словах любовь блондина к сражениям, к причинению боли и ощущению, когда противник начинает сдавать под твоим напором. И Амати прекрасно понимал его.. Людская оболочка - она такая хрупкая, и стоит применить малейшее усилие, задеть какую-то одну точку на всём чёртовом тельце, и вот, сосуд для души человеческой уже совсем непригоден, хоть на помойку или корм безумным бродягам, подъедающим падаль на помойках заброшенных закоулков, богом забытых. Поэтому и так приятно в очередной раз познавать свою силу, превосходство над противником, каждым ударом всё больше его гнилое тело превращая в помеху его существованию. А он ведь ничего с этим поделать не может! Просто потому, что не умеет.. Не умеет, дрянь такая, принимать удар, и это портит всю игру! А значит, что и ты тянешь, чтобы слышать больше криков, чтобы видеть ужас во взгляде.. если ещё не успел выколоть глаза или засадить в глазницу нож по самую рукоять. Но тогда жертва явно долго не протянет.

Но с противником - это другое. Хотя, тебе так сражаться редко доводилось. Ты не умел сражаться, не убивая, и потому даже Хозяин спускал тебя с цепи, если нужно было кого-либо именно прикончить. Да, золотое было время.. Было..
А сейчас - сам по себе, и не умеешь, не умеешь драться, не убив! Может, потому и сейчас в положении слишком не выгодном? Сбивает это идиотское ощущение, что этого парня не стоит пускать на мясо. Да и слишком сложно сделать это будет. А если и было бы не так.. Нет, его ведь нельзя убивать! Ах..
Как раскалывается голова..

В Чистильщике рыжий ощутил что-то.. что походило на него самого. Странно, конечно, редко ведь такое случалось. А если уж кто-то пытался показаться сильнее, чем сам Оками, то Плачущий мигом заставлял даже мысль такую из головы выкинуть. Через дыру в виске вместе с кровью выплеснуть, которую нож проделать способен, если ударить правильно. А ведь рыжий.. уж на инстинктах. Всегда. Бил. Правильно.

- Главное не заиграться, а то кровь вкуснее, когда рекой льётся, а не когда её сплёвывают, - Бестия издал скрипучий смешок, резанув им свой собственный слух, отчего слегка дёрнулась тонкая бровь. Но усмешка не пропала, и эта тема ему очень нравилась, да вот положение было не слишком то и удобным для подобных бесед. И Ши сам прервал её, когда напоследок шепнул на ухо пару фраз, представившись, а затем внезапно атаковал, отстранившись назад и обрушив удар на то место, куда Ам обычно любил всаживать лезвие ножа своим многочисленным жертвам. Ведь оно было чувствительным, и воздействие на него пускало неприятный импульс по руке и на несколько мгновений лишало конечность чувствительности. Но вот..

Нож ведь часть тебя, помнишь? Значит, нельзя отдавать, а то ещё одну частичку заберут. Сперва то, что породило твой мир, а затем и то, что позволяет тебе подпитывать жалкую чёрную душонку свою новыми смертями. И чтобы не отдать - сжимаешь сильнее, инстинктивно, как псина, которая, когда её бьют, лишь делает хватку челюстей настойчивее и сильнее. И только затем тебя накрывает.. ты теряешься во времени, и смысл затем произнесённых слов ускользнул от твоего слуха.
Чёрт, а это неприятно.. И холодно как-то.. Наверное, надо ещё закинуться, чтобы жарче стало..
А то как-то даже.. Что вообще творится? Провалился в вечность?

15

Амати тут же подхватит ниточку разговора. Ши с удовольствием бы продолжил беседу, но не здесь и не сейчас. Они встретятся потом, да... Обязательно. Тогда и закончат болтать, а пока...
Нужно было выбить нож. И Ши был почти уверен в том, что от его удара оружие выскользнет у рыжего из пальцев, должно было! Но нож так и остался у Ама в руке, повинуясь каким-то неписанным законам физиологии. А сам парень, кажется, ушел в транс. Слишком уж он был неживым и отрешенным сейчас. Но это все равно было Ши на руку, хотя его очень злил тот факт, что первым ударом не удалось выбить нож. Но второй попытки не последовало.
- Сукин сын, - процедил Ши сквозь зубы, давая эмоциям завладеть собой полностью, открываясь своему безумию и делая это с удовольствием. Как будто открылось второе дыхание. И если раньше Ши хотелось играть с Амати и изучать его, то сейчас им полностью владела всепоглощающая злоба. На Фоэра, на себя, на Ама и его плеер. Ши чуть не сжал вещицу в руке до трещин, но вовремя кинул на кровать. Сейчас ему было нужны обе руки...
Как было легко и приятно... И так хорошо... С каждым ударом Ши становилось лучше, тревожные мысли пропадали, растворялись в затуманенном сознании, как будто их не было вообще. Одной рукой Чистильщик держал Амати за плечо (взял бы за грудки, если бы было за что хD), а второй нещадно избивал, забыв и о ноже, и о странном состоянии противника, забыв обо всем. Сейчас Ши хотелось только выплеснуть куда-нибудь свою ненависть на все, на весь окружающий его мир, хотелось крикнуть что-нибудь бессмысленное, просто чтобы разбавить глухой звук ударов чем-нибудь еще.
А еще хотелось когти...
Первые удары были направлены в лицо Ама, а точнее, - в челюсть и скулы. Почему-то не хотелось бить в нос. Если он сломается (а своим кулаком Ши был вполне способен это сделать), то Амати перестанет быть таким симпатичным, что в принципе досадно. Нет, у Ши не было никаких темных мыслишек по поводу этого парня, просто иногда ему хотелось сломать что-нибудь красивое, а сейчас - нет. Сейчас в его безумии было меньше эстетики и смысла, он сам походил на какого-то зверя, на хищника. Но без когтей Ши не мог многого себе позволить. Амати был прав - "главное не заиграться, а то кровь вкуснее, когда рекой льётся, а не когда её сплёвывают". Когти были ключом к той самой реке. А если нет ключа - нет удовольствия. Вернее, его меньше. Поэтому следующие удары приходились под дых. Ши бил уже сильнее, ослепленный своим наслаждением, он чувствовал каждый удар, каждый свой вздох и вздох противника, сейчас любезно исполнявшего роль боксерской груши. Второй же рукой блондин крепко сжимал плечо, не давая рефлекторно согнуться. Хотя казалось, что Ам не будет этого делать просто... усилием воли. Или сам заставит себя разогнуться. Или выдержит все удары, и на нем не останется и синяка. Черт его знает, сейчас Ши было хорошо, и на все остальное он клал.
Наконец, он достиг того момента, когда мыслей не осталось совсем. Ни хороших, ни плохих. Сознание полностью затянуло пеленой безумия, а холодные темно-синие глаза смотрели из-под челки больше не зло, а скорее отрешенно. Но Ши рисковал другим... Он никогда не хотел самовольно возвращать себе контроль над собственным телом. Бледные губы растянулись в широкой улыбке, когда повторно пришло понимание того, что в руках у него живой человек, который может испытывать боль.
... И который может ответить на нее.

16

Да, то, что не удалось так просто выбить нож из руки рыжего, видимо, очень сильно Ши разозлило или раздосадовало. Хотя, будь на его месте Ам, он предпринял бы вторую попытку, но более жёсткую и безумную - начиная от перелома руки, заканчивая стремлением перегрызть запястье, чтобы кисть отвалилась. Правда, там уж с костью пришлось бы повозиться..
Но в решающий момент, когда блондин ругнулся, вручая самого себя в лапы безумию, и пошёл в наступление, уже настоящее, этот проклятый ступор не прошёл! И когда первый залп ударов обрушился на Оками, тот даже не понял, что происходит, но боль быстро вернула ориентировку в пространстве и времени. И затем уж каждый удар вбивал сознание в рыжего, вколачивал в его пустую голову хотя бы какие-то инстинкты самосохранения, заставляя его поставить блок, защититься, оттолкнуть от себя Чистильщика, который вцепился ещё и в плечо.

Но нет ведь! Ты, идиот такой, игнорируешь! Ты не закрываешься.
Совсем. А зачем? Это не смертельные удары. Такие не страшны, их научился выносит Они не страшнее ударов ножа или увесистых сапог. А значит, пусть этот парень развлечётся..
А ты просто превратишь боль из муки в наслаждение. Мазохист чёртов..

Первые удары пришлись по лицу, отчего оказалась с одной стороны разбита губа, и темнеющая кровь просочилась с уголка редкими каплями. От следующих ударов эти алые бусинки живительной влаги превратились в грязные разводы на светлой коже. Но Маньяк уже пришёл в себя, и даже мог бы Ши поблагодарить за то, что он вывел из ступора, в который сам и ввёл. Ведь рыжий был свято уверен, что он не со временем отошёл сам, а именно блондин  этому способствовал. И та боль.. Тот кайф, что Бестия без зазрения принимал на себя. Грешно ведь отказываться-то.
И когда удары переменили направление, врезаясь теперь в области грудной клетки, парень напряг мышцы, позволяя новому знакомому ещё сильнее ощутить их сопротивление, а самому испытать отдачу боли по всему телу, по напряжённым связкам мышечной ткани под кожей. Да, синяки останутся, ну и да чёрт с ними, кому вообще будет до этого дело?

Поначалу тело хочет отрицать желание своего хозяина, но ты ему не позволяешь. Усилием воли не даёшь согнуться, защититься, в очередной раз доказывая, что ты пойдёшь против рефлекса без особого труда, что ты сам волен управлять этой гниющей телесной оболочкой как тебе этого захочется. И если хочешь испытать его болью, то сделаешь это.
А когда перестанет хотеться - в руках ещё есть нож.

От этих атак подступил кашель, немного кровавый. Но Ам.. даже усмехался, стиснув зубы и раздражая сероватостью клыков. С радостью он дарил обоим наслаждение.. Он почувствовал бы, когда наступит предел, и оставалось лишь дождаться момента, когда можно будет сказать "Хорош, наигрались", и там уж самому заставить остановиться, если Ши будет с ним не согласен.
А вот Хозяину бы не сказал.. Но этот парень наверняка и не знает Хозяина, да и сам им не является.
И вскоре такой момент наступил. Удары были сильны, но ритмичны, и между ними был одинаковый интервал. И потому дождаться очередного, поймать момент, не составило труда. Поэтому, когда уже кулак едва ли не коснулся тела, рыжий резко выкинул руку перед собой, в сторону, ударив блондина по запястью и изменяя траекторию удара, а затем стремительно ею же схватился за руку Ши, которая держала плечо. Крепко сцепил пальцы вокруг запястья, дёрнулся в сторону, чтобы кисть руки Ши переместилась по инерции ближе к шее, а затем внезапно развернулся на 180 градусов, отчего хватка в любом случае бы ослабла, ибо ухватиться было не за что, и рука бы просто соскользнула. А там уж шаг назад, щелчок раскрывшегося клинка..

Да, безумие порой настолько затмевало разум, что иногда реагируешь не так быстро. А наркоман двигался уже стремительно - боль его отрезвила, придала сил и адреналина. Поэтому, как только нож был раскрыт, Оками одной рукой обхватил Чистильщика за шею, оказываясь уже точно позади него, а остриё лезвия приставил к мягкому местечку между низом черепа и началом шейных позвонков. Туда, куда приятно трахают XD
- Тшш, красавчик, не спеши превращать меня в отбивную, - процедил рыжий с трудом, ибо дышать было тяжело, и говорить уж тем более. Потому голос получился хриплым и сдавленным. Словно тисками сдавили грудную клетку.  - Я же сказал, какая кровь лучше.. Какого же хрена ты не даёшь мне позволить тебе насладиться этим?
И слегка надавил, чтобы Ши чувствовал, что рыпаться не стоит. Подашься назад - и вдруг Плачущий Маньяк так же поддастся сумасшествию. Ведь такой же безумец.

17

Ши вдруг задумался о том, что сейчас тот редкий случай, когда он чувствует кулаками того, кого бьет в этой слепой ярости. Чувствует своей кожей, без бинтов, которые уже давно стали привычнее, чем нижнее белье. Редко Ши открывал запястья. Из-за этих бинтов его часто принимали за суицидника, что очень сильно раздражало блондина. Впрочем, он быстро менял чужое мнение о себе...
Но сейчас было как-то особенно приятно. Ши никогда не обращал внимания на бинты, но в этот момент он почему-то очень остро ощущал их отсутствие. И это ему нравилось. Каждый удар ощущался так отчетливо, что хотелось чуть откинуть голову и приоткрыть губы в немом стоне. Удовольствие разливалось по телу сотнями маленьких разрядов тока, не позволяющих прекратить, наоборот, заставляющих желать Амати еще больше. Иногда Ши казалось, что он единственный, кто может хотеть кого-то в двух смыслах, и считал тот второй, косвенный, но не менее яркий смысл своим особенным... Однако, сейчас ему казалось, что рыжий тоже может испытывать подобное желание..
... И испытывает прямо сейчас. Ши почувствовал это каждой своей клеточкой, как будто между ними проскользнула какая-то невидимая искорка. Но он ясно понял, что Ам тоже получает удовольствие. Может, всего на секунду, когда очередной удар пришелся ему под дых, может, до сих пор он продолжает пребывать в приятном дурмане... И почему-то Ши не злило то, что они так похожи.
Но вдруг Ши промахнулся. Он так ритмично и методично наносил удары, что Аму не составило труда их предугадать. Интересно, а он давно заметил это? Или нарочно позволял себя бить, по ему одному известным причинам перехватывая руку Ши только сейчас? Но на эти вопросы блондин не хотел знать ответов, нарочно оставляя в Амати для себя какую-то загадку. Рука соскользнула с плеча рыжего, и тот мгновенно этим воспользовался, оказываясь уже позади Ши и приставляя нож к его затылку. В том, что это нож, Ши был уверен - за секунду до этого он слышал характерный звук щелчка выкидного ножа.
"Только не надо работать парикмахером. Я и сам так делаю. В комнате... у зеркала... когтями... Только это секрет, самый страшный секрет, ужасный секрет..."
- Ээй... Амати... - позвал Ши шелестящим шепотом. - Что такое?
Дыхание сбилось, а голова немного кружилась. И Ши так не хотел понимать, что это избиение было все-таки не добровольным, и Ам был просто обязан защититься... Но было ведь так хорошо. Голос был тихим и немного хриплым, совсем чуть-чуть. Ши повернул голову к Амати, насколько получилось, и посмотрел на него из-под светлой челки, отбрасывающей на лицо тень - тому виной освещение в комнате. Сердце билось быстрее, даже чем тогда, когда Ши злился. Сейчас ему было хорошо, просто хорошо...
- Зачем ты прерываешься? Зачем вообще лишаешь меня того удовольствия, о котором говоришь? - недобрая улыбка коснулась губ Чистильщика. - Лишаешь нас...
Ши решил. Ему нужен был нож. Он хотел этот нож. Хотел этот нож себе. Всего на пару минут...
Но и вырываться не спешил. Обычно психи не шутят, это он знал по себе. Желание продолжить быстро сломало его - и Ши со всей силы ударил пяткой по коленной чашечке Ама, и, поймав такую важную, жизненно важную заминку, резко развернулся к нему лицом, хватая вожделенный нож за лезвие, иначе не получалось никак.
"Отдай мне его, я тоже хочу.."
Дернув нож на себя, Ши опять ударил Ама, но теперь уже с ноги, и все по тому же самому месту - под дых. Сейчас туда было быть выгоднее, просто выгоднее. Этим ударом Ши преследовал определенную цель - отобрать острое лезвие, чтобы потом не было никаких преград. И пусть Ам пытается терпеть, как он обычно делает, но при таком раскладе преимущество все равно обещало быть за Ши.

18

Ши был прав.. В них было одно удовольствие на двоих, и оно одинаково властно обволакивало их сознание, вручая в плен насилия и боли, с каждым ударом заставляя всё больше увязнуть в плену удовольствия. Ам любил и причинять её, и получать, причём боль сильную, от которой иной неприспособленный в один миг потерял бы сознание, сошёл с ума или, как минимум, орал бы не переставая. И был за этим рыжим мазохистом такой маленький грешок - он мог кайфовать от боли так искренне и сильно, что способен был испытать оргазм. И благо до этого именно сейчас было далековато.. Может, Ши не понял бы такого расклада, и его удивило бы возбуждение Оками от простого контакта, названного сражением, и уж тем более просто от того, когда рыжий заводится просто от того, что его избивают. Но ведь ему нравилось, чёрт побери! Амати это нравилось!

Но удары кажутся тебе глухими.. Они постепенно затухают, когда их много, и это плохо. Ты нуждаешься в боли более сильной, более острой.. как твой нож.
Почему именно нож? Ты всегда дерёшься именно им, и он твой настоящий, холодный друг, металлически гладкий и вечно голодный до чужой крови и жизни. Вместе с ним ты шёл на убийства, им ты потрошил жертв, вырезая на теле узоры смерти, с ним ты мог расправиться с любым. Ты любил его.. особой такой любовью, маниакальной, такой же, как свой мир, как боль, как кровь. Ты никому и никогда не позволял забрать свой нож навсегда. Мог дать его лишь тому, кому хоть немного доверял. А таких не было..

Зря Ши поступил так, как поступил. Он мог бы и после того удара, что лишал на пару мгновений контроля, ошеломлял, понять, что при каждой атаке рыжий только крепче сжимает своё оружие. Может, потому он никогда и не расставался с ним в бою? Сколько раз он и против более сильных, чем он сам, противников, шёл просто с коротеньким ножиком. И будучи побеждённым, всё равно он не терял ножа, вцеплялся в него, как псина в горло врага, смертельной хваткой. А ведь он и был Цепным Псом.
Поэтому когда разряд боли стрельнул в колено, воздух, шипя, вырвался из лёгких сквозь стиснутые в оскале зубы, но Маньяк крепче сжал рукоять. А потом.. потом ещё удар, заставивший кашлянуть. Да, заговорил блондин, и вот стоило на мгновение потерять бдительность, как.. Да, доверять нельзя, никогда и никому!
Поэтому инстинкты лучше разума, когда заменяют его в бою.

Бестия дёрнул нож на себя, зная, что держать за бритвенно острое лезвие его весьма проблематично, ибо некрепко, и пальцы с него могут легко соскользнуть, а при не особо приятном раскладе поплатятся за такую неосмотрительность, поранившись. А если всей ладонью обхватить его, то будет и ещё больнее - её с меньшей вероятностью удастся защитить от острой части лезвия.
Ну уж хрен, Ам не отдаст..
Он отступил на шаг назад, дёрнув руку с ножом назад, прижимая к корпусу. Попытался выпрямиться, хоть и была прежняя поза лучшей гарантией опоры и равновесия, а затем ухватился за руку Ши, которой он держал нож.
- Эй, ты чего задумал, мучитель ненаглядный? Прикончить меня здесь? - с исполненной ядом интонацией проговорил он, подняв жгучий взгляд золотистых глаз и усмехаясь. Какой же злой этот.. Нет, он не серенький, каким назвал его Оками раньше. Он другой. Не все. Не из стада. Такого Ам мог бы принять за "своего", если бы смог удостовериться, что парень не хочет убить его, а целью является лишь получение удовольствия от боли. И что нож ему нужен для сладкого кайфа.. Что он не заберёт. - Ты решил всё у меня отобрать?
А ведь он тоже умел заговаривать. И гипнотизировать золотом нечеловеческих глаз с врождённым даром соблазна. И сейчас.. Он не столько отвлекал, сколько заставлял Ши ответить на его вопрос, не срываясь вновь на схватку. Пусть.. Ам должен узнать, враг он всё-таки, этот парень, или нет. Чужак или собрат по духу, силе и желаниям.

19

Ам не отдал нож так просто - чего и следовало ожидать. Так же, как и в первый раз, только сжимая его рукоятку сильнее. И именно поэтому в тот раз Ши и не предпринял вторую попытку - это было бы слишком очевидно. Парень ждал игры... Но, чтобы играть по своим правилам, приходится немного обманывать, изображать потери интереса к противнику, притуплять его бдительность. Чтобы затем снова разжигать огонь азарта в золоте глаз.
- Ну что же ты упираешься? Зачем ломаешься?
Ши довольно прищурил глаза. Челка до сих пор падала на лицо, не давая Аму видеть синеву этих глаз полностью. Ши хотел убрать ее. Но не успел, просто не успел. Они опять слились в этом странном контакте, как будто в одно мгновение загипнотизировав друг друга, прерывая короткие удары странными и сладкими словами, полностью владея вниманием своего оппонента. И Ши с радостью поддавался этому порыву, настолько же сильно пытаясь подчинить безумный и буйный разум Амати себе.
- А зачем мне делать это? Прикончить тебя... чтобы остаться с биомассой неспособных подарить мне такое удовольствие? Я не мазохист. Они умеют лишь трахаться и убивать себе подобных. А балансировать на этой хрупкой грани - нет. Разве ты не чувствуешь сам?
Ши наклонился к Амати чуть ближе, крепче сжимая лезвие ножа. Блондин держал его очень осторожно, но в то же время крепко, сжимая не острую часть лезвия, а само его, саму длинную и гладкую поверхность, прижимая ее пальцами к ладони. Одно неверное движение - и прольется первая кровь. Жаль, что она будет принадлежать не Аму. Поэтому нельзя такого допускать.
- Разве не чувствуешь, что у них нет чего-то очень важного?
Приблизившись совсем вплотную к рыжему, осторожно нажал на нож, пытаясь мягко отобрать его, но оружие не сдвинулось с места. Ши не мог уже рвануть его как в первый раз, в противном случае он рисковал порезаться. Порезать пальцы - что за мелочь? Но дело не в этом. Это игра, а в игре нужно соответствовать выбранной роли Ши не мог допустить даже царапинку. Так приятней, так удобней и веселее с Амати, на теле которого как раз и должны появиться эти алые порезы... Ши так хотел этого, но путь к наслаждению ему нравился чуть ли не больше.
- Я не отбираю у тебя все, тем более, что я даю что-то в замен, - прошептал он совсем на ухо рыжему. - Просто не бойся. Злость - это то, что выделяет из серой массы, потому что это чувство - одно из немногих, что порождает безумие. И с этим ты можешь испытывать такое, о чем они даже не мечтают!..
А ведь Ши впервые говорил о безумии настолько открыто...
Самым кончиком языка он обвел контур его ушка, целуя нежную кожу под мочкой и медленно, не делая резких движений, спускаясь к шее Амати, касаясь кожи лишь горячим дыханием, чувствуя запах его тела. Этим Ши невольно сделал их контакт теснее и крепче, но ему это нравилось.
- Поэтому отдай его мне, Змееныш... - С этими словами Ши, все так же держась за лезвие ножа, завел руку Ама ему за спину в болевой захват, якобы предупреждая, что стоит ему только потянуть ее вверх - и связки неприятно потянет, а то и вовсе разорвет. Нравился контраст этого дикого и нестандартного удовольствия с каким-то более плотским, низким... Поэтому Ши снова привлек Ама к себе за талию, губы были уже на шее рыжего, спускаясь легкими и почти незаметными поцелуями к ключицам. Ши закрыл глаза, вдруг прикусывая мягкую кожу и чувствуя, как под ней бегает по венкам такая теплая кровь...

20

Словно гипноз..
Этот голос.. Этот взгляд, который больше чувствуешь, нежели созерцаешь. И он влечёт, оплетает сознание таким сладостным восторженным безумием, трепетным, которому осталось лишь найти выход из плена тела, вырваться эмоцией, фонтаном ударить в серость мира и яркость этой комнаты.
Ты чувствуешь такое радостное нечто, когда настигаешь убегающую жертву, и твой азарт, охотничий порыв - всё это сливается в единое счастье, в такой же восторг, но этот.. Он куда глубже.
Он владеет тобой, целиком.
И голос, этот манящий голос говорит тебе о том, что всё хорошо. Что вы оба не из серости.. Ты понял это и раньше, но сейчас до сознания доносятся последние частички истинности этих слов, вместе с этим голосом, с его таким плавным, волнующим звучанием.

Рыжий не был сейчас в лучшем положении, и отчасти мог бы чувствовать себя жертвой. Он же много глупее, чем Ши. Он диковат, приспособлен лишь для убийства и секса, но не для слов.. Да, блондин говорил о том, что те, другие - они умеют только трахаться и убивать. Но парень умел и ещё что-то.. Умел вносить в это совершенно иное чувство, окутанное приятным изнемогающим, томным безумием, от которого всегда хотелось стонать, отдаваясь во власть наслажденческого порыва. Вот и сейчас.. Этот танец на самой грани, такой тонкой, способной разрушиться в любой момент, превращаясь в нечто. В ничто. И они.. Они ведь не потеряют этой грани, правда? Они ведь сейчас как одно.. Как их соблазнительный контакт. И в нём есть боль.

- Они скучны. Всего лишь жертвы, - проговорил Амати в ответ на слова Чистильщика. Ведь он чувствовал, да! У тех людей не было.. Не было того, что есть у них. У Ши и у Ама. Той искры.. Они умели наслаждаться. Просто и ничего лишнего - наслаждение чужой болью, а иногда даже своей. Наслаждение, которое другие назвали бы приступом сумасшествия, мании, маниакальности. Но для них это было так естественно, они не боялись самих себя, своей любви к этому извращённому, дерзкому, жестокому. Любви к тому, чего другие боятся и опасаются.
Приятно проваливаться в забытье..
И тех, что жертвы - их он убивал. Плачущий Маньяк давал лишь мимолётный шанс, только один маленький, единственный миг, чтобы показать себя. Взглядом, жестом, чувством.. Он давал каждой жертве доказать, что она не из серости бытия составлена, и что есть у неё эта искра. Но таких было мало. Всего.. один. Из того числа избранных жертв ему попалась лишь одна, которая сумела дать отпор. И тогда Ам ощутил, как разорвалась пелена одиночества. А недавно она снова сомкнулась.
Но не сейчас. Сейчас есть Ши..

Не бойся..
И ты больше не боишься. Стоило сказать лишь эти слова.. Не издёвка, не обман, но именно то, чего ждал ты, такой дикий, настороженный. И пусть напряжение не спало, но ты уже доверился, ты впустил в себя желания этого парня.

Бестия шумно выдохнул, слегка опустив веки. Сперва дыхание над ухом, затем прикосновение горячего языка.. А ведь уши Ама были одной из самых чувствительных зон. Словно Ши знал.. Это расслабляло не тело, но всё существо. Убивало неуверенность, упрямое сопротивление, позволяло истребить тот защитный оскал зверя внутри рыжего мазохиста. Всего лишь..

Жар. Как контраст с холодом металла. А затем - прикосновения дыхания, вниз. Обжигающе.. Чёрт, как чувственно. Это всего лишь..
Трепет растёт. На одной волне.. Нет страха. Ты отдашь себя ему. Вместе с тем ножом.. Отдашь всего себя, и вы насладитесь.
Из напряжённой пружины ты превращаешься в змея, плавного и упругого.

И когда болью обозначился умелый захват, рыжий ослабил хватку, позволяя забрать нож. И не потому, что больно. А просто потому, что сам этого захотел. На это толкнуло единение желаний и ощущений, а не что-то ещё. А потом.. каждое прикосновение тёплых губ - импульс жгучего удовольствия, ядовитого и пленяющего. Затем лёгкий укус и тихий стон, застывший на губах дребезжащим теплом . Казалось, будто Оками уже стал совсем не человеком, и даже не змеем, а просто желанием, чувством, безумием.

21

- Да, они всего лишь жертвы... Что они для нас?.. - шептал Ши, забирая у Амати его нож, который парень отдавал уже по собственной воле. Значит, он понимает, значит, он тоже прочувствовал и позволяет слиться с собой в танце удовольствия и боли.
- Разве с ними может быть так хорошо? Они... они  - просто развлечение! Они не могут понять... и заметить все те намеки, которые мы так слепо даем им... тайно грея надежду, что все-таки нас поймут на один единственный раз...
Да, Амати подпустил его к себе. Значит, он тоже почувствовал, поверил, что Ши не врет ему. Но невозможно ведь в этом соврать... Это порыв, это сладкое состояние безумия, это неудержимое желание получить то, чего долгое время не мог дать никто. Ши уже начинал скучать по этому.
Амати был осторожен.
"Но разве ему не нравится внезапность? Разве не нравится то, что мы совсем не знакомы? Плеер..."
Теперь Ши отдавал себе отчет в том, что ему нужно было не просто придраться к чему-нибудь, хоть к чему-нибудь, не просто сорваться на первом встречном, которому не посчастливится спровоцировать Ши слишком резким поворотом головы, а расслабиться... Расслабиться именно так, поэтому Ши заранее знал, что, ворвавшись в комнату-бумбокс, он не только выплеснет ярость, а еще и получит кайф. Но он не мог знать, что в этой злополучной... нет, скорее, судьбоносной комнате окажется тот, кого найти так сложно... И он ведь был так близко, всего через 4 двери...
"Надо будет сказать Фоэру спасибо," - едкая мыслишка, пропитанная черным юмором больше, чем стоило бы.
Теперь нож был в руках Ши. В руках Ши был и сам Ам.
"Ты не волнуешься, я знаю. Ведь у тебя это уже не первый раз... И я обещаю, что наша скука рассеется только удовольствием."
- Ты часто о них думаешь?
Вопрос повис в воздухе, но Ши уверенно ждал на него ответа, проводя по гибкому и подтянутому телу руками, запоминая каждый его изгиб так тщательно, будто боясь больше никогда не увидеть Ама, будто он пропадет через минуту, исчезнет, оставляя после себя только воспоминания и будоражащие больную фантазию мысли. Но этого же не будет?.. Этого не может быть, нет-нет... Ши ведь нужен был один раз, всего один. Но на этот раз он не хотел отбирать у жертвы ее жизнь. Да Ам и не отдал бы. Даже без головы тот бы смог сыпать ругательствами, как сапожник.
Руки остановились на талии. В одной был крепко сжат нож, но Ши медлил, медлили специально, осторожно и незаметно касаясь губами кожи шеи Амати, вдыхая его запах. Он пах сексом, алкоголем и наркотиками. Да, этот запах ему так подходит... Но Ши изменит его, этот запах. Амати будет пахнуть кровью. Язык скользнул к губам рыжего, обводя их контур. Ши почувствовал привкус чего-то терпко сладкого, похожего на текилу или ликер. Может, абсент...
Затуманенный пеленой безумия взгляд блондина блуждал по телу парня, так и хотелось опустить руки на его ягодицы, но тогда... тогда будет не так интересно и вызывающе... Не так остро. А если неосторожно убить витающее между ними напряжение, то так же можно убить и кайф. А этого делать никак нельзя. Нельзя...
Вдруг Ши плотно прижался пахом к паху Ама, развязно давая почувствовать свое возбуждение. И лишь секундой позже лезвие ножа в его руке блеснуло маленькими брызгами, отражая тусклый свет ламп. Оно взметнулось вверх по голому торсу Ама, оставляя за собой глубокий и сочащийся горячей кровью порез по самому позвоночнику. От поясницы до шейных позвонков. Ши сам чуть не застонал от такого удовольствия. Запах свежей крови ударил в нос, напрочь срывая крышу.
- Ну же, ответь мне...

22

Лишившись ножа, на мгновение чувствуешь себя беззащитным и открытым, но.. Он ведь рядом, с тобой, пусть и не в твоих руках, теперь свободных от оков боли.
Так ведь? Нож не предаст..
Металл не предаст..
И холод его будет греть, обжигать, опалять пламенем соблазнительной муки. Так ярко, так жёстко. О да, ты уже изводишь себя сам, этим бессмысленным предвкушением, рождающим где-то на уровне грудной клетки животный, но пока контролируемый восторг!
Не страшно.

И впрямь у рыжего это маленькое развлечение стало бы не первым разом. Это можно было понять сразу, ведь парень казался слишком развязным для новичка, да плюс к тому же его тело украшала едва заметная, бесконечная словно, паутина шрамов, почти прозрачная и незаметная глазу. И, казалось бы, как могут зажить такие раны, какими одаривал это подтянутое тело излюбленный мучитель прежде, чем Оками вырвался из его власти под стечением обстоятельств? Но они затянулись, скрылись.. Чтобы не лишать других желания оставить на гладкой коже и свой след: от ножа, от укуса, удара, да хоть выстрела, чёрт побери! Что угодно..
Любая боль. Любое клеймо.. Прижечь? Снять лоскутами кожу? Раскроить, залить кислотой, чтобы шипела, разъедая.. Ах, что угодно! Абсолютно.. Влекущий такой, дерзкий абсолют..
И самый кайф - выжить, чтобы потом снова и снова сигать с обрыва в пучину безумия и бесстрашия. В чём бесстрашие? А кто же сможет подставить задницу костяному члену Смерти? А с Ней ведь Амати трахался слишком уж часто.

А ещё и эти руки изучают твоё тело, под которыми ты вновь напоминаешь змея, выгибаясь под ними, подставляясь тёплым ладоням. Ты плавный. Ты гладкий. Ты предвкушаешь.. Но не ждёшь так остро, чтобы не терзать себя остервенелым нетерпением. Хотя оно уже бесится в мозгу и колотит отбойником по вискам, такой гнилой и резвой мыслью.
Хочу..
Желаешь этого кайфа, как глоток чистой воды желают в пустыне. Как свежий воздух среди разлагающихся тел.
И всё же позволяешь играть с собой, этой близостью тел, этим вечно манящим чувством возбуждения, аромат которого ты ощущаешь среди всех. Будто именно этим пропитана комната. Будто этим исполнен и Ши.. А вдруг?
Ведь его горячий язык, неспешно скользнув по твоим губам, чуть не заставляет поддаться, но тогда ты не сдержишься, один раз сдавшись. И то, что ты возжелаешь уже жёсткого, грубого секса, если уж не убьёт наслаждение, но явно превратит пытку, к которой вы стремитесь, в коктейль из крови и долгого траха. Но пока твой член стоит не от жажды похотливого экстаза, ты не поддашься, ведь.. Чёрт. Что он хочет узнать? Думать о них? Нет же нет! Ты не думаешь. Совсем-совсем, потому что они, эти идиоты - сплошная гниль, которую никогда не жалка, которую хочется лишь истреблять, вычищать. Глупые, маленькие, серые люди..

Но всё это высказать Бестия, несомненно, не успел. Последние мысли выбило столь сильное и крепкое соприкосновение тел, своей теснотой обдающее жаром, накрывшим с головой. Он даже успел ощутить дыхание блондина, быстрое биение его сердца.. А затем, прямо сразу вслед, любимый нож потребовал его крови на своём металлическом язычке, чтобы потом слизывать тёмно-алую влагу, затмевая блеск лезвия ею. И Амати вскрикнул, когда широкая волна огня полыхнула вдоль позвоночника яростной болью, почему-то влажной, мокрой - это обильно проступила кровь. Хотя, порез не был столь чётким - где-то ровная линия прерывалась, когда клинок подскакивал на угловатых позвонках. И всё же.. Первые капли, щекоча, побежали вниз, смочив воздух кружащим голову сладким ароматом.
А вскрик рыжего будто так и застыл в воздухе звенящим эхом, сбившись на рваное дыхание. Но звучал он так, словно уже в порыве страсти Ама хорошенько хлестнули плетью, а он, такой восторженный, не сдержал стон, сперва ухватив его зубами, но он вырвался, превратившись в громкий, импульсивный крик, протяжный, но.. обрывистый. Даже в этом Оками казался смой противоположностью во плоти.
А затем Ши повторил вопрос.. Как выдавить слова? Они смешаются.
- Только когда убива..аа.. - он уже не мог говорить, только стонать, и потому фраза прозвучала так. А в глазах золото расплавилось и стало плескаться, разбрызгивая раскалённую жажду ещё большей боли.


Вы здесь » Dream » [Комнаты Чистильщиков] » Комната Амати